Суббота, 06 июля 2013 12:04

Некоторые аспекты изучения догматического богословия в наше время

Автор
Оцените материал
(1 Голосовать)

Статья Игоря Рысина о некоторых важных аспектах знакомства и изучения догматики в условиях современности. С какими трудностями сталкивается ищущий истину современный человек. И какие опасности ожидают его в нелегком процессе изучения догматического богословия - основны учения Церкви.

Доказывать важность догматов и догматического богословия, я думаю, излишне, поэтому в качестве вступления ограничусь несколькими цитатами из трактата популярного сегодня Г. Честертона «Вечный человек», прекрасно объясняющими, на мой взгляд:

а) значение догматов: «Только догма могла сдержать разгулявшуюся фантазию пессимистов, восставших против природы, — противостоять их эонам, их демиургу, их странному Логосу и невеселой Софии. Если бы Церковь не настаивала на богословии, она растворилась бы в безумной мифологии мистиков, далекой от жизни и от любви к живому»;

б) необходимость точных формулировок и точного понимания догматов: «Нам особенно важно понять, где именно догма провела Границу. Человек мог стоять день и ночь на столпе и прославиться аскезой. Но стоило ему сказать, что мир гадок или что жениться грешно, как его осуждали за ересь».

в) нравственный смысл одного из догматов: «Люди просвещенные любят приводить как пример догматического крохоборства и мелочных сектантских споров вопрос о предвечности Сына. Те же либералы вечно приводят как пример чистого, простого христианства, не испорченного догматическими спорами, слова: «Бог есть Любовь». Но ведь это одно и то же; во всяком случае, второе почти бессмысленно без первого. Сухая догма — логическое выражение прекраснейшего чувства. Если безначальный Бог существует прежде всех, кого же любил Он, когда некого было любить? Если в немыслимой вечности Он был один, что значат слова о том, что Он — Любовь?»

Стремление изучить догматическое учение Церкви в посильных для себя пределах было у думающих людей всегда, но сегодня у этого стремления есть немаловажный аспект, о котором хотелось бы порассуждать. Особенность нашего времени в том, что человек, интересующийся православной догматикой, невольно оказывается вовлечен в полемический дискурс. Конечно, сегодня не повторяется ситуация, иронично описанная святителем Григорием Нисским: "Все полно людьми, рассуждающими о непостижимом. Спросишь: сколько оболов (копеек) надо заплатить, — философствует о рожденном и нерожденном. Хочешь узнать цену на хлеб — отвечают: Отец больше Сына. Спрашиваешь: готова ли баня? Говорят: Сын произошел из ничего". Однако в различной информационной среде и на разном – от дилетантски-неофитского до профессионально-богословского – уровне идут дискуссии: спорят прихожане со священниками и друг с другом, множатся комментарии на посвященных богословским вопросам форумах, причем один и тот же вопрос может менять дискуссионную площадку, почти сохраняя состав участников, выходя из под их контроля и чуть ли не полностью ими завладевая. Нередки серьезные идейные столкновения и на сайтах преимущественно общественно-политического содержания вроде «Русской народной линии», предоставляющих, однако, возможности для обсуждения богословских вопросов. В социальных сетях создается множество православных групп, в которых, наряду с другими темами, в числе наиболее обсуждаемых неизменно оказываются темы догматические. Есть там небольшие объединения единомышленников, активно обличающих еретические взгляды оппонентов в своих и нейтральных группах, предлагающих друг другу встречи для очередной попытки выяснить, кто прав, заканчивающиеся, как правило, конфликтом и еще большей убежденностью в еретичности оппонентов. По личному опыту многочасовых горячих дискуссий я знаю, что для обеих спорящих сторон обсуждение догматических вопросов не праздное времяпрепровождение, каждый убежден, что это вопросы высшего порядка, что идет не просто соревнование интеллектов, но отстаивание истины. Несомненно, более существенна полемика о важнейших догматических вопросах, например о правильном понимании таинства Евхаристии, в которой принимают участие признанные (большей или меньшей частью Церкви, справедливо или нет, но это отдельный вопрос) авторитеты.

 Выбор правильного мнения человеком, пусть не принимающим участие в дискуссии, но желающим тем не менее разобраться в проблеме, безусловно, может быть некритичным, основанным на внебогословских соображениях: увлеченности красноречием одного из полемистов, доверии мнению кого-то из близких людей и т.д. Но этот случай я оставлю без рассмотрения. Важнее, представляется, проанализировать пути и возможности усвоения верного догматического учения при работе с соответствующей литературой.

Доступность разнообразной литературы о догматическом учении Православной Церкви само собой вызывала бы односторонне положительную реакцию с моей стороны, если бы не схожесть ситуации с описанной выше: наличие полярных точек зрения по важнейшим богословским вопросам, усугубляющееся тем, что в данном случае это противостояние таких значимых в истории богословской мысли имен, апелляция к авторитету которых со стороны современных учителей, пожалуй, стала традицией. Не доступность изложения, красоту стиля или тщательность объяснения, но верное и точное учение Церкви – вот что прежде всего хочет найти сомневающийся. Однако самостоятельно решить, состоятельна ли юридическая теория спасения или, напротив, весьма правомерна ее критика, воспринимал или нет Христос первородный грех и что такое первородный грех вообще, довольно проблематично.

  Догматика митрополита Макария и Катехизис митрополита Филарета, по которым учились поколения священников и к которым обращались в том числе как к справочным пособиям по догматическому богословию многие миряне, подвергаются многочисленной критике, выходят из образовательных стандартов и, что особенно важно, из активного употребления не в последнюю очередь ввиду отсутствия переизданий. Можно просто трактовать это явление как либерально-модернистский тренд или, наоборот, как прогрессивно-преобразующее замещение, делая соответствующие выводы о том, что читать для своего правильного богословского развития, но такой рационально-интуитивный подход, видимо, нельзя считать исследовательским.

Наверное, оптимальный вариант – самому изучить наследие Святых Отцов, так сказать первоисточники, и найти ответ. Тем более что святоотеческие творения сегодня легкодоступны: при неимении достаточных финансовых средств для приобретения книг можно скачать в Интернете огромные электронные библиотеки. Но есть две, пожалуй, главные проблемы, которые можно обозначить как найти и понять.

1. Без специальной богословской подготовки очень трудно найти в огромном корпусе святоотеческих текстов те, которые отражают взгляды святого на проблемы, интересующие  в данное время читателя.

2. Вторая существенная проблема заключается в адекватном понимании святоотеческих трудов. Должна быть учтена и довольно хорошо известна культурная среда, в которой творили святые, понятна философская база каждого из них, усвоен индивидуально-авторский стиль, в том числе употребленные в тексте образные средства, что, конечно же, происходит далеко не всегда.

Сталкиваясь с названными затруднениями, каждый поступает по-разному. Мне же хотелось бы отметить только два возможных негативных варианта:

1. Человек, намеренно или нет, обращается к трудам Отцов, наиболее трудным для понимания, и, не желая сознаться, в отличие от евнуха царицы Кандакии, в том, что ему не все в них понятно, начинает вторить в чем-то древним ересиархам. Если те порождали ересь, неправильного трактовав отдельные библейские стихи, то некоторые  современники высказывают еретические мысли, неправильно трактовав какие-то строки, к примеру, преподобного Максима Исповедника. То, что творения Святых Отцов тоже могут нуждаться в комментариях и разъяснениях, к сожалению, не для всех очевидно.

2. Осознавая недостаточность своих возможностей, человек обращается к работам современных признанных богословов и миссионеров, в которых обычно цитируются и анализируются фрагменты святоотеческих творений. Признавая такое решение правильным и разумным, необходимо тем не менее сказать и о том, что не все современные учителя могут оказать в этом случае помочь. Нередко часть из них использует недобросовестные, манипулятивные методы работы с наследием Святых Отцов, все, в сущности, сводимые к нарушению установленного Церковью принципа сonsensus patrum:

А. Злоупотребление использованием понятий «частное  богословское мнение» и «теологумен», проявляющееся  в виде суждений о равноправности одиночного мнения кого-то из святых и мнения, которого придерживались остальные Отцы или большая их часть, тем самым провозглашение догматического плюрализма и игнорирование принципа сonsensus patrum.

Б. Имитация отеческого согласия путем объединения в единый смысловой доказательный ряд выдержек из святоотеческих текстов, удаленных из контекста или неправильно интерпретированных, то есть фактически использование принципа pseudo сonsensus patrum.

В. Отрицание самой возможности реального согласия Отцов, отрицание действенности принципа сonsensus patrum. Как правило, в этом случае приводятся различные, как будто бы противоречащие другу суждения Отцов по одному и тому же вопросу.

Но, как отмечал святитель Иоанн Златоуст, говорить разное – это еще не значит противоречить. И так как кое-кто из современных учителей находит разногласия, пусть небольшие, даже в словах евангелистов, процитирую в качестве примера объяснение святителем одного из таких на самом деле  мнимых противоречий: «Но почему евангелист Матфей говорит о законнике, что Он искушая предложил вопрос, тогда как Марк говорит обратное: видев, говорит он, Иисус яко смысленно отвеща, рече ему: не далече еси от царствия Божия (Марк. XII, 34)? Тут нет никакого противоречия; напротив, евангелисты совершенно согласны между собою. Сначала законник спросил Его искушая, но потом воспользовался ответом Спасителя, – и получил от Него похвалу. Но почему евангелист Матфей говорит о законнике, что Он искушая предложил вопрос, тогда как Марк говорит обратное: видев, говорит он, Иисус яко смысленно отвеща, рече ему: не далече еси от царствия Божия (Марк. XII, 34)? Тут нет никакого противоречия; напротив, евангелисты совершенно согласны между собою. Сначала законник спросил Его искушая, но потом воспользовался ответом Спасителя, – и получил от Него похвалу». Думается, что в абсолютном большинстве случаев можно доказать и согласие Святых Отцов по различным вопросам. Один из блестящих, на мой взгляд,  примеров дает отец Даниил Сысоев в книге «Кто как Бог», показывая полное единодушие Отцов в вопросе о продолжительности дней творения мира.

 Таким образом, можно видеть, что, отринув веками существующий в Церкви принцип сonsensus patrum, мы лишимся одного из надежнейших мерил истинности, на смену которому придет, очевидно, согласие современных богословов, которое, не исключено, будет зафиксировано и узаконено в готовящемся новом Катехизисе. Тут закономерно возникает вопрос: каким образом узнать согласное мнение Отцов по дискутируемым ныне вопросам, если самостоятельное изучение сопряжено с вышеобозначенными трудностями, а несамостоятельное чревато доверием тому, кому доверять не стоит. Мой личный ответ в этом случае – тщательное изучение трудов святителя Игнатия (Брянчанинова) и рекомендованного им для чтения всем святителя Иоанна Златоуста, а также трудов других наших святых XVIII – XIX веков: святителей Тихона Задонского, Димитрия Ростовского, Феофана Затворника, Филарета Московского.

Их творения, как правило, не нуждаются в интерпретации, он согласны друг с другом и с учением Церкви. Безусловно, те их суждения, которые неприемлемы для некоторых современных богословов, нельзя объяснить, никаким богословским пленением и недостаточной просвещенностью. И тот, кто сомневается в этом, может развеять сомнения, сопоставив их взгляды со взглядами Отцов более ранних эпох. 

Прочитано 148023 раз Последнее изменение Воскресенье, 06 октября 2013 18:40
  • Цареубийца Войков, царенеубийца Феликс и цареспасители во главе Москвы

    Цареубийца Войков, царенеубийца Феликс и цареспасители во главе Москвы Номенклатурная имитация инновационной демократии Тут решил я поучаствовать в гражданской инициативе. Примкнуть к усилиям ряда неравнодушных и поддержать переименование станции метро «Войковская» и района «Войковский» — да ещё чтобы новый пересадочный узел как-нибудь по-другому назвали, не в честь видного участника расстрела царской семьи товарища Войкова (он ещё — благо, химик Read More
  • Интерпретация квантовой механики: богословский аспект

    Интерпретация квантовой механики: богословский аспект «Квантовой механикой» (или «квантАми» по вульгарному выражению студентов технических ВУЗов) часто метонимически именуют всю квантовую теорию современной физики - весь тот (достаточно сложный и изощренный) математический аппарат, при помощи которого физики предсказывают поведение всевозможных квантовых систем - классических и релятивистских, микроскопических и макроскопических. При этом многие современные теории, описывающие микромир, уже очень Read More
  • Обращение Святейшего Патриарха Кирилла к Президенту США Бараку Обаме в связи с ситуацией в Сирии

    Обращение Святейшего Патриарха Кирилла к Президенту США Бараку Обаме в связи с ситуацией в Сирии Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл направил Президенту Соединенных Штатов Америки Бараку Обаме послание, в котором выразил глубокую тревогу в связи с планами военных ударов армии США по территории Сирии. Read More
  • О Сирии, Джихаде и похищенном митрополите Павле

    О Сирии, Джихаде и похищенном митрополите Павле В данной статье, мы предлагаем нашим читателям небольшую беседу Диакона о. Георгия Максимова с православным сирийцем, иеромонахом N из Антиохийского Патриархата, посвященную бедственному положению христиан в современной Сирии. Редакция приняла решение не указывать имени священника, чтобы не подвергнуть опасности ни его самого, ни его близких. Read More
  • Митрополит Иларион провел переговоры с представителями Конференции европейских церквей

    Митрополит Волоколамский Иларион встретился с президентом и генеральным секретарем Конференции европейских церквей митрополитом Галльским Эммануилом (Константинопольский Патриархат) и генеральным секретарем КЕЦ пастором доктором Ги Лиагре. Read More
  • Был ли Христос диссидентом?

    Два тысячелетия христианства дают много примеров того, как человечество пыталось использовать имя Христово для удовлетворения своих интеллектуальных, душевных и материальных интересов и нужд. В Нём видели то нравственного Учителя из Назарета, Который может покрыть Своим авторитетом те или иные идеологические прорехи, то находили в Нём черты революционного вождя и поборника Read More
  • Уранополитизм не есть пацифизм

    Уранополитизм не есть пацифизм Уранополитизм не есть пацифизм. Кажется, что это должно быть настолько очевидно всякому человеку, минимально знакомому с проблематикой, что и говорить-то об этом излишне. Раз уранополиты всегда и везде отстаивают позицию безусловного следования святоотеческому учению, как можно предполагать, что в данном пункте они вдруг будут рассуждать как-то иначе? Read More
  • Митрополит Иларион о Новомучениках и мучителях

    Митрополит Иларион о Новомучениках и мучителях В телепередаче «Церковь и мир» на телеканале «Россия-24» (эфир 22 июня 2013 года), говоря о врачевании ран исторической памяти и примирении, Митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) высказался по ряду важных и злободневных вопросов. В частности, владыка в очередной раз, озвучил взгляд Церкви на события связанные с гонениями на Православие в нашей стране, в годы Read More
  • Социальное православие: Эволюция образа

    Социальное православие: Эволюция образа Эволюция образа От «тихого и безмолвного жития» к социальному успеху и борьбе за права Доклад на конференции в Белгородском госуниверситете «Социология религии в обществе позднего модерна» Добрый день. Благодарю организаторов, мне представляется важной идея конференции – диалог светской и церковной культурных традиций. В той или иной степени каждый из нас внутри Read More
  • Как не согрешить при изучении Писания

    Как не согрешить при изучении Писания Отрадно, что во многих приходах сейчас возрождается изучение Библии. Ведь, как говорит святой Иоанн Златоуст, «Священное Писание приводит нас к Богу и открывает путь Богопознания» (1), и «из всех недугов, обременяющих человеческую природу, нет ни одного – ни душевного, ни телесного, который не мог бы получить исцеления из Писания» (2). Read More
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

Интересно